Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Рождённое сном Мицгола
2012 en face
alex_mashin
Мицголу был сон детективного содержания о человеке, овладевшем способностью переселять свой дух из обречённого тела в чужое, содержащем в качестве источника молодых тел сиротский приют.

Крупная современная компания в благотворительных целях содержит на свой счёт
сиротский приют.

Один из её топ-менеджеров по нелепой случайности умирает на рыбалке.

Гениальный сыщик, расследующий это происшествие, натыкается на свидетельство
разногласий покойного с начальством и понимает, что смерть могла быть не такой
случайной, как кажется: у начальника был мотив убить такого подчинённого, ведь
по условиям контракта уволить его по-нормальному было бы сложно и хлопотно.

Однако в ходе расследования сыщик натыкается на обстоятельства, которые любой
менее гениальный сыщик с порога отмёл бы как невероятные, но которые в уму
нынешнего следователя начинают складываться в цельную картинку и указывать на
сверхъестественные способности подозреваемого начальника: возможно, что он
обладает необыкновенной силою, позволяющею ему помещать своё сознание в тело
ребёнка ── и таким жестоким способом быть бессмертным из поколения в поколение.
(А на поверхности это выглядит так, что начальник крупной современной компании,
сам возвысившийся из сирот, в благотворительных целях содержит на счёт своей
компании сиротский приют; но на самом деле для него это меню возможных будущих
воплощений.)

Этот самый начальник поэтому мысленно представляется сыщику готовым ускользнуть
от ответственности за убийство подчинённого, переместившись в тело некоторого
сироты. Однако на самом деле для этого сверхъестественного человека куда важнее
сохранить страшную тайну своих перевоплощений; в один из своих визитов в приют
сыщик сталкивается с проявлением ещё более опасных способностей, до сих пор им
не подозревавшихся. Оказывается, бессмертие подозреваемого им начальника фирмы
связано не с переносом, а с копированием сознания, после которого одна из двух
копий вполне готова расстаться с жизнью в прошлом (взрослом) своём теле, причём
готова с тем большей лёгкостью, чем больше воплощений у ней за спиной и оттого
чем больше альтруизма по отношению к молодому 'я' своему. Однако при виде лютой
угрозы своему бытию со стороны слишком проницательного сыщика этот бессмертный
вдруг прибегает (возможно, впервые за всю историю своего бессмертия в недрах
ничего не подозревающего человечества) к ужасному манёвру, которого ещё не мог
подозревать сыщик: прибегает ко множественному, а не к единичному, копированию
своего сознания.

Во время своего очередного визита в сиротский приют бедняга сыщик оказывается
в кошмарной ловушке: каждый ребёнок на самом деле является копией-воплощением
его смертельного врага, и все эти дети полны решимости совместными усилиями
убить одного взрослого противника-сыщика, а затем совершить на месте той победы
коллективное самоубийство, чтобы на Земле вновь осталось лишь одна копия 'я'
бессмертного человека.


Очевидно, что сон — почти готовая идея для сейнен-манги (хоть и не новая: так поступила, например, императрица Марианна в Code Geass), и возможно, родился под влиянием современной японской культуры.

Сюжет можно слегка усовершенствовать.

Бессмертного, погибшего и следователя можно сделать бывшими одноклассниками — выходцами из того же сиротского приюта Вамми для одарённых. Они должны быть молоды, поскольку мангу принято делать о молодых. Их быструю карьеру — топ-менеджеры в первые годы после института — сначала можно обосновать их одарённостью, а после разъяснения тайны приюта — тем, что антагонист был топ-менеджером ещё до рождения, а два остальных героя продолжают пользоваться телами, лишь немного худшими выбранного для перевоплощения антагонистом. В любом случае, все трое должны считаться молодыми гениями, лучшими из выпуска: народ любит о гениях.

Сюжет может прерываться флэшбэками о приюте, со странностями, которые найдут объяснение лишь к его концу. Убитого и убийцу можно сделать близкими друзьями (и одновременно, соперниками), а следователя — врагом, соперником, или просто отдалившимся от них. Характеры преступника и жертвы можно сделать схожими, а следователя — отличным от них: например, сделать его мизантропом (что объяснит, почему его совершенный мозг не подошёл человеку, собиравшемуся руководить корпорацией).

Поскольку они кандитаты в носители одного разума, физически все трое должны быть похожи (но различимы читателем), но следователь может избрать иной стиль одежды и причёски, и усугубить отличие, увидев труп убитого и встретившись с подозреваемым. Можно обогатить образ следователя его ранним бунтарством против стандартизации приюта и культа личности его попечителя (или даже бегством из него?) и преследующими его с детства ночными кошмарами, основными мотивами которых были бы стирание и кража личности.

Поверхностным мотивом убийства может быть соперничество. Настоящим — то, что убитый проник в тайну перерождения. Его расследование должно составить важную часть сюжета: оно будет включать обращение к воспоминаниям детства: о визитах «старого» благотворителя и о внезапной перемене в характере своего друга, вплоть до забывания деталей приютской жизни; самоанализ, в ходе которого убитый обнаружит своё чрезмерное физическое и интеллектуальное сходство с убийцей, разделяемое и другими питомцами; наконец, осознание, почему на самом деле нового менеджера льстецы называют реинкарнацией старого, следующей его замыслам.

Следователь будет идти по следам убитого. Но оба расследования будут, преимущественно, психоанализами: оба расследователя будут постепенно осознавать то, что они всегда знали.

Можно добавить романтический интерес, общий для убитого и убийцы, (и из женского отделения того же приюта) — ложный мотив; а можно подпустить сёнэн-ая.

Отбракованный в приюте материал может идти на более традиционное употребление: соратники и помощники перерожденца, разбавление слишком похожих детей.

К сожалению, в основной идее есть некоторая психологическая недостоверность, которую надо дообосновать: копия человека, готового ради продления жизни вышвырнуть ребёнка из его тела, не будет настолько альтруистична, чтобы покончить самоубийством ради другой копии.

Кроме того, трудно придумать такую расставленную следователем ловушку — кульминацию манги, — единственным выходом из которой для антагониста было бы множественное копирование (да и первое убийство, если не придумать особых обстоятельств, избыточно).

Глубоким смыслом манги было бы: что есть личность?

Впрочем, есть ощущение, что всё это я читал, и не раз, чего и следовало ожидать от идеи, увиденной во сне.
Метки:

  • 1
А зачем в приюте женское отделение? Для разнообразия? Радикальный кросс-дрессинг?

Что до финальной ловушки, то следователь мог бы просто объяснить детям, что происходит. Эти дети по своим качествам должны быть умными и жестокими, они договорятся постоянно следить друг за другом. Как только они заметят, что кто-то из них вдруг повёл себя странно, а на контрольные вопросы ответить не может — они должны его убить.

1) Маскировка, кадры, альтернатива сёнэн-аю;
2) Да, кажется хорошей ловушкой.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account