March 2015

«Дюна»

Сходил на «Дюну» Вильнёва. Это только первая половина. Думаю, фильм лучше Линча, потому что снимали близко к тексту. Сцены в захваченном дворце в Арракине без освещения именно с такой атмосферой, как я представлял себе по книге.

March 2015

Устрицы

Попробовал сегодня впервые в жизни свежих устриц (консервированных копчёных ел и до того). В устричном баре в 1600 км от ближайшего моря (Обской губы). Заведение своеобразное: сиденья или барные стулья-насесты, или тюфяки на широких подоконниках, или низкие диванчики. Из двух официанток, одна с короткой стрижкой и радужным браслетиком. Вино надо приносить с собой: нет лицензии. Боржоми тёплый. Но устрицы хороши, можно поесть и ещё раз.
March 2015

Атака на клиентов «Альфа-банка»

По сценарию атаки на клиентов «Сбербанка». Звонящие представляются сначала работником первой линии, затем сотрудниками «Финансового отдела» «Альфа-банка».

Сообщают, что кто-то пытался сменить номер телефона, привязанный к мобильному приложению банка. Правильно называют имя и отчество, последние четыре цифры номера карты, последние четыре цифры номера телефона, регион (со второй попытки).

Потом требуют назвать код из SMS «Код для входа в онлайн-банк ..... ОСТОРОЖНО! Если вы не входите в онлайн-банк, значит код запрашивают МОШЕННИКИ».

Мне звонили с номера +7 499 940 08 43.

Мне назвали цифры номера карты, которую я никогда не использовал для покупок. Это значит, что утечка персональных данных из банка.

March 2015

Градусы

Я весьма скептически отношусь к претензиям тайных обществ на древность, например, претензиям масонов на то, что спекулятивное масонство старше второй половины семнадцатого века.

Но в процессе чтения статьи Корнева за сто рублей, мне подумалось: в древности имелось определённое число посвятительных традиций, имеющих целью устроить человека в мире мёртвых: элевсинские или орфические мистерии, традиции, использующие Египетскую или Тибетскую книгу мёртвых. Суть их в том, чтобы при жизни вести себя прилично (возможно, поучаствовать в ритуальной трапезе), а на том свете, не пугаясь всяких ужасов, назвать пароли — какой бог каким египетским номом заведует, например.

Так вот: если люди улаживали свои дела за гробом при помощи паролей и следования моральному кодексу, откуда нам знать, что и на земле дела не были устроены так же? Если на то пошло, и загробные пароли мистерий могли находить применение уже на этом свете, позволяя посвящённым узнавать друг друга и предоставлять друг другу режим наибольшего благоприятствования. Да и митраизм был со степенями посвящения.

В изолированном полисе система паролей излишня; она нужна в глобализирующемся мире — и мистерии и были общеэллинским институтом. Поэтому, я всё-таки не думаю, что античные тайные общества пережили Тёмные века. В условиях раздробленности они не нужны.

Кстати православный загробный мир более бюрократизирован: православному покойнику в руку вкладывают рекомендательное письмецо.

March 2015

О смешанных браках

Почему смешанные браки — зло?

Есть человек, у которого с происхождением всё сложно: «Я ашкеназ с примесью татарской крови. Мои предки жили здесь — одни со времён киево-хазарских отношений, другие со времён распада Орды. Это моя страна, другой у меня нет».

По совести, ему надо бы посоветовать репатриироваться в свой Монголоизраиль. Так было бы легче обеим сторонам. Но это было бы жестоко: никакого Монголоизраиля ведь нет, а мы, русские, не любим быть жестокими.

Вот так ашкеназ некогда женился на татарке (или наоборот), а моральные проблемы из-за этого возникли у русских.

March 2015

О хозяевах

Некий ашкеназ с примесью татарской крови в огороженной от комментариев записи сурово выговаривает русским националистам, за то, что они хотят быть хозяевами в России. По его мнению, хозяева России, — россияне.

Некий предположительно русский цитату из этой записи разместил в своём регулярном дайджесте, откуда я о ней и узнал. Глупенький, пирожка с полки за это не дадут. Полка короткая, на всех не хватит.

Но вернёмся к ашкеназо-татарину. Он пишет: «Мои предки жили здесь — одни со времён киево-хазарских отношений, другие со времён распада Орды. Это моя страна, другой у меня нет». С его стороны порядочно признавать себя потомком оккупантов, которыми русские пугали детей. А то поднадоели люди, которые сначала объявляют себя русскими, потом от имени русских принимают моральные обязательства, а потом оказываются замечены зажигающими светильники на Хануку.

Интеллектуальная нечестность хазарина начинается дальше. В русском языке нет артиклей, а категорию определённости/неопределённости иногда надо выражать. Ашкеназ-татарин предпочёл понять слова «мы, русские, хотим быть хозяевами в России» как «быть единственными хозяевами». При этом многие русские националисты хотят только «тоже быть хозяевами в России». Другие хотели бы большего, но согласились бы и на это в качестве программы-минимум иои реалистичной цели.

Если бы хазарина спросили: «Вы готовы признать русских тоже хозяевами России, в числе прочих россиян?», а он был бы интеллектуально честен, он бы ответил: «Нет. Никаких „тоже“. Вас слишком много: дай вам хоть палец, вы откусите всю руку. На основании своей численности вы станете претендовать на 83% России, а мы не готовы отдать четыре пятых своих благ. Поэтому, русские — не россияне, и никаких прав в России не имеют. Вы часть природных ресурсов России, по праву принадлежащих нам, россиянам; причём распределение паёв зависит не от относительной численности россиян, а от их качества: какой-нибудь удмурт или черемис далеко не ашкеназ».

Но вряд ли откровенность потомка баскаков зайдёт настолько далеко: скорее всего, он станет юлить и уходить от ответа. Но про себя он всё понимает, и это хорошо даже для нас, русских. Ясность в отношениях многое упростит для обеих сторон.

March 2015

Хоть надорвись

По патриотической части сети время от времени проходят сообщения о штабных учениях в США, в ходе которых американцы были разгромлены, с предсказуемо злорадными комментариями.

Комментаторам следовало бы не злорадствовать, а завидовать: американцы ещё могут организовать честные штабные учения, а не показуху, в которой условный противник обречён на поражение; а любые выявленные проблемы американцев озвучиваются и их пытаются решить.

Представив же себя на месте отечественного военачальника или государственного деятеля, пытающегося организовать честную штабную игру или учения, и осознав, что ему этого не добиться никакими усилиями и затратами, им следовало бы ужаснуться.

Армия, о боеспособности которой не имеешь понятия, пока не начнётся война, хуже заведомо небоеспособной армии.

Есть ещё одна схожая тема. Свидетели доказательной медицины и борцы с фуфломицином иногда указывают, что в СССР не было разработано ни одного лекарства в их понимании этого термина, то есть, с доказанной клиническими испытаниями эффективностью.

Я, читая это, думал: «Ну конечно. Вся процедура испытаний лекарств запретительно дорога и устроена так, чтобы повысить порог вхождения в отрасль. Неудивительно, что СССР на этом, как и на многом другом, экономил».

И только потом я осознал, что не только в деньгах дело. Можно залить научное учреждение миллиардами нефтедолларов и выдать его правительственному куратору щедрую квоту на расстрелы, но клинические испытания оно, всё равно, сфальсифицирует. Порог вхождения ещё выше, чем кажется. Место на этом рынке только за деньги не купишь.

Наряду со штабными учениями и клиническими испытаниями, можно вспомнить честные разведывательные и социологические данные. Как Сталин не мог их добыть никаким террором, так и Путин не может купить ни за какие деньги. И этот факт надёжно делает определённые виды деятельности в Российской Федерации невозможными ни при каких инвестициях, закрывая для неё определённые рынки. Не совпадение, что эти рынки самые выгодные.

March 2015

Ryssä

На мысль записи о национальном унижении, что русские могут выбирать между быстрым проигрышем и медленным, после первоначальных успехов, да и первой опции всё чаще не дают, могут возразить, что есть же третья возможность — добиться успеха, и тезис о быстром и небольшом или отложенном и большем унижении основан на предположении, что совсем избежать унижения нельзя.

Да, основан. То, что русский — неудачник, а Россия — несостоявшееся государство, — одна из духовных скреп современного мирового порядка. России не позволено достигать успеха, в том числе, и в первую очередь, символического (некоторую материальную выгоду допускают). Зачем с нами так поступают?

Капиталы, эмигранты и туристы должны ехать из России на Запад, а не наоборот. Брендовые или защищённые по месту происхождения товары должны покупаться на Западе, а не в России. На Западе же следует заказывать аудиторские услуги и судиться. Запад должен оставаться единственным поставщиком успеха, свободы и безопасности.

Честным и умелым трудом, в лучшем случае, можно добиться только средних доходов. Чтобы вырваться из ловушки средних доходов, нужно быть монополистом или иметь ренту. Совокупность рент и монополий, с которых можно получать сверхдоходы, и называется Западом.

Эти сверхдоходы резко снизятся при появлении конкуренции, до величин, не только не позволяющих поддерживать достигнутый уровень жизни, но и окупить применение самих этих технологий. Это будет нелинейный процесс, напоминающий дырку в плотине. Поэтому, привлекательность Запада в выбранной им рыночной нише критически зависит от его безальтернативности.

Россия по отношению к Западу находится в зловещей долине. Она недостаточно дифференцирована, недостаточно экзотична, чтобы этим отпугивать, и тем самым превращается в потенциального конкурента Запада. Пока не удаётся ни сокрушить Россию военной силой, ни разжечь революцию, нужно создавать впечатление, что в России неприемлемо низкий уровень жизни, культуры, безопасности, свобод и счастья. Россия должна выглядеть страной, которая хотела бы быть Западом, но никогда не сможет, раз за разом терпя унизительные неудачи.

Любой символический успех России подрывает эту картину и, тем самым, монополию на те занятия, которые её требуют, чтобы окупаться. Лишение России символических успехов — вопрос жизни и смерти текущего мирового порядка. Запад сидит на игле — игле унижения России, и не только не может слезть, но должен всё время увеличивать дозу, потому что после длительного отсутствия успехов их символическая значимость увеличивается: чем дальше, тем сильнее надо унижать Россию.

России уже простили бы присоединение Крыма, но долго не простят успешное проведение футбольного кубка в 2018 году, когда тысячи людей увидели, что в Россию можно приехать, а может быть, и переехать. Я подозреваю, что именно поэтому мировой туризм и закрыли эпидемией: когда Россия начинает выигрывать в какую-то игру, джентльмены или меняют правила, или переворачивают доску.

Всякое ставшее извеcтным улучшение в России — акт войны. Навести порядок в каком-нибудь российском городке — то же самое, что завоевать городок в Европе. Если делать это, надо представлять последствия и быть готовым идти до конца.