May 4th, 2014

2012 en face

Мысли об Украине

Это тоже мечтания, так как Путин поступил с русскими так, как от него и ожидалось (представляю его речь на Параде Победы — который следовало бы теперь, по хорошему, отменить нафиг, ибо нечего праздновать, — о том, как бандеровцы ..ут Россию, а она от этого крепчает).

Но если бы войска на Украину были бы посланы, то её судьбу на ближайшее время следовало бы оформить примерно так: Юг и Восток выделяются в новые республики на манер Абхазии (которые можно даже и признать не сразу), остальное считается ещё Украиной, и делится на оккупационные зоны этих республик.

Именно эти новые государства и осуществляли бы уголовное преследование украинских властей и активистов. Задержанные российскими войсками тут же передавались бы прокуратурам новых республик по ордерам. Умудрившиеся попасть на территорию России — экстрадировались.

Уголовные кодексы были бы поправлены республиками ретроактивно в сторону восстановления смертной казни, причём в разнообразных формах.

«Одесский процесс» и последующие костры у Дома Профсоюзов стали бы хорошим уроком человечеству.
March 2015

Месть

Говорят, месть — блюдо, которое следует подавать холодным.

Но не протухшим. Слишком поздняя месть — просто нападение. Это не продолжение старой войны, завершившейся неотмщённым оскорблением и таким образом проигранной, а новая война.
March 2015

Жаркое сыровато

У украинского посольства зажигают свечи в память об убитых Украиной в Одессе.

Колорадское жаркое — русское национальное самосознание — в Одессе приблизилось к готовности, но ещё не готово. Как бы не пришлось ещё жарить.

Вот когда русские поймут, что лучшая свечка — само украинское посольство, тогда можно будет подавать на стол.

Да, русских свечи по подобному случаю у своего посольства устыдили бы, поэтому в Европе это было бы удачным ходом. Но украинцев не устыдят, а европейская аудитория этого жеста не заметит.