May 1st, 2015

March 2015

Единство и борьба противоположностей

На свидомом сайте в свидомом блоге опубликовано рукопожатное интервью некоего Александра Гениса.

Я видел его, в соавторстве с кем-то с не менее талантливой фамилией, испражнение с названием вроде «Как я мучался в этой стране» на почётных местах в книжных магазинах.

Интервью, повторю, весьма рукопожатное; видно, что старается человек. Каждые пятнадцать минут в России к нему приходит чувство унижения, Таллин — це Европа и т.п. А мышь плачет, колется, но продолжает приезжать в Россию есть кактус.

Среди прочего, мышь жалуется, что чашка кофе в Москве стоит шестнадцать долларов, не забыв упомянуть, что плохо разбирается в рублях (может быть, из-за этого кофе и обошёлся так дорого?).

А мне в голову пришла такая мысль: может показаться, что Генис и свинцовые мерзости, вроде кофе за $16, — бьющиеся насмерть противоположности, и в конце останется только один. Но на самом деле, когда вещи сосуществуют так долго, они не стремятся друг друга уничтожить. Стремились бы — кто-нибудь да сумел бы. Напротив, они друг друга обуславливают.

Легко понять, что, не будь кофе за $16, Генису пришлось бы затратить дополнительные усилия для поиска причин меньшей ценности личности в России по сравнению с Америкой.

Но и обратное верно. Когда какой-нибудь будущий министр экономики станет разбирать с помощью диаграммы Исикавы транзакционные издержки, одна из её костей упрётся в Гениса. Эту проблему придётся решать даже не ради восстановления гармонии бытия и спасения Родины, а просто чтобы кофе стоил подешевле.
March 2015

Слово

Поисковые системы до сего дня не знали слова «мицголистика» (пример: «На очередной съезд в Геленджике собрался цвет мировой мицголистики»). Теперь узнают.
March 2015

Мёртвые хоронят своих мертвецов



Зомби хоронят зомби. Тупые равнодушные лица людей, халтурно и неумело исполняющих тягостную обязанность (особенно те два могильщика, корячащиеся с гробом на кучах земли). Единственные люди, делающие свою работу хорошо, — оркестр.

Люди Востока изобразили бы скорбь стонами и воплями, люди Запада — строгим и достойным выполнением ритуала. А в СССР не хватало для таких случаев актёрского мастерства, видно, всё потратили при Сталине.