Социальный кретинизм
March 2015
alex_mashin
Я недавно писал о социальном кретинизме российских айтишников, которые издеваются над попытками государства создать внутренный спрос на их услуги, думая, что не нуждаются в нём, так как всегда смогут найти работу за границей.

Но, если подумать, айтишники американские не умнее. Они так же поражены социальным кретинизмом, заключающимся в том, что их убеждения находятся в противоречии с их объективными интересами.

Представим себе стартап в калифорнийском гараже. Пока его участники работают по двадцать часов в день и питаются дошираком, этот коллектив — мечта белого супрематиста, возможно, с примесью выходцев из Восточной Азии. Женщины, цветные, трансгендеры обходят его за милю, как зачумленное место.

Но стоит успеху постучаться в ворота гаража, как сразу обнаруживается недопредставленность меньшинств и нужда в разнообразии. Появляются расовые и гендерные квоты, а основатели стартапа, не замечая, что являются живой иллюстрацией к учению консерваторов о меритократии и превосходстве белой расы и западной трудовой этики, идут и голосуют за демократов, которые и обкладывают их данью в пользу разнообразного человеческого мусора.

Впрочем, можно подняться на следующий уровень конспирологии, и предположить, что айтишники не такие уж и дураки и хорошо знают, чего от них ждёт Мировая Жаба; и понимают, что обманывать её ожидания будет себе дороже. Они чувствуют, что есть мнение, что в России собственного рынка информационных технологий быть не должно, а западный рынок должен быть обложен тяжёлой данью в пользу разнообразных паразитов. Они отказываются от защиты своих коллективных интересов в пользу шанса сохранить интересы личные. Другими словами, они не дураки, а штрейкбрехеры.

Метки: ,

Жалует царь, да не жалует псарь
March 2015
alex_mashin
Какая очаровательная история недавно выплыла: Путин позвонил Трампу после его инаугурации, а того даже не позвали к телефону.

Президенство Трампа и его внешняя политика хороши для нас уж тем, что иллюстрируют мой давний тезис о принципиальной институциональной недоговороспособности демократий. Причём иллюстрируют резче, выпуклее, чем я написал. Я-то имел в виду, что хоть какой-то декорум Запад будет соблюдать: даст обещание, получит за него плату, а возьмёт его назад только через некоторое время. Что будет вот прям так — я в своих самых смелых фантазиях не ожидал.

На Западе не только некому понравиться соблюдением неких правил, но и не с кем договариваться. С Запада доносятся звуки, напоминающие человеческую речь, и прилетают бумаги, на которые нанесены знаки, напоминающие письменность, но смысла в них не более, чем в болтовне попугая. Пытаться как-то повлиять на Запад так же бесполезно, как заклинать дождь. Любая аналитика, посвящённая Западу и пытающаяся найти логику в его поступках, — набор дикарских суеверий. У Запада нет внешней политики, как у амёбы нет разума и инстинктов, а есть голая химия. Поэтому, кстати, единственный способ улучшить свою судьбу в присутствии Запада — сделаться сильнее.

Пока Запад владел подавляющим материальным превосходством, он во внешней политике и не нуждался. Это превосходство, возможно, отходит в прошлое. Теперь ему придётся в некоторых случаях воздерживаться от атаки на плохо лежащее добро, а в других случаях откладывать её на десятилетия. Нынешняя политическая система Запада на столь сознательную политику не способна. Если превосходство Запада подходит к концу, то ему предстоит или, не поняв этого, погибнуть в огне мировой войны, или сформировать открыто авторитарное правительство, которое было бы способно брать на себя обязательства, и заставлять свои народы их исполнять. Возможно, Трамп попытается установить несменяемую верховную власть, по крайней мере, он доброжелательно высказывался о схожих поползновениях Си Цзиньпина.

Не исключено, что по той же причине в Риме сложилась власть цезарей. В присутствии сильного парфянского государства Рим не мог позволить себе новый парфянский поход Красса, а если Рим планировал и впредь получать с провинций налоги, он не должен был доводить до нового дела Верреса. Вот императорская власть и стала уздой, наброшенной на откупщиков и честолюбивых сенаторов, чтобы Рим стал договороспособным.


?

Log in

No account? Create an account