June 17th, 2018

March 2015

Благоволительницы

По наводке Леонида Блехера прочитал роман Джонатана Литтела «Благоволительницы» (а вот ещё рецензия Крылова на него). Написан он был, как сообщают, американцем на французском языке в Москве.

Моё мнение о романе: куратору Дж. Литтела следовало бы выдать орден и внеочередное звание. Если куратора не было, то какой-нибудь работник органов поступит разумно, если объявит начальству, что им он и был в инициативном порядке.

Будь у меня досуг, бюджет и задача вернуть русских в интеллектуальное пространство Запада в субъектном качестве и ревизовать ревизию итогов Второй мировой войны, я не мог бы устроить ничего лучшего, чем этот роман. Это шедевр искусства возможного.

Всё то, что не понравится в романе русскому читателю, — гомосексуализм, инцест, матереубийство, понос, шесть мегажидов, Катынь, два миллиарда изнасилованных немок, само происхождение автора — всё это необходимые детали; отмычки, открывающие сознание Запада. Этакий Майло Яннопулос, если понимаете, о чём я. Уже нет, к примеру, смысла доказывать, что наши солдаты не насиловали те два зиллиона немок. Выгоднее создать впечатление, что изнасилуем ещё раз, если что не по-нашему.

Сообщение, которое роман, ценой вышеперечисленных уступок, внедряет в сознание западного читателя, трудно сформулировать, поскольку и противоположное ему, ставшее в последние годы мейнстримом, не формулировалось явно. Приблизительно оно гласит: русские — не явление природы, а субъект истории со свободной волей, осознаваемыми интересами и умением сражаться и мстить; они существуют не для комической разрядки, не являются жалкими, но одновременно злобными и опасными, лузерами, и лучше с ними не шутить. Нацисты — не инопланетяне в стильных чёрных скафандрах, а плоть от плоти западной цивилизации; и замазана их деяниями она вся, а не удобно перемершие заговорщики или абстрактные идеи; и уж тем более не СССР. Кроме того, настойчиво напоминается о роли украинцев в Холокосте, а то именно в этом месте по-прежнему принято путать украинцев и русских.

Дополнительно греет сердце картина падения Берлина в конце. Благодаря этому роману и почти одновременно с ним вышедшему фильму Der Untergang и пародийным роликам на него, она архетипом въелась в сознание людей Запада, как раньше в наше. Этот сюжет теперь — оружие, всегда готовое к нашим услугам, как если бы Люди вдруг поработали на нас.

March 2015

Образ врага

В последнее время на Западе образ России превращается в образ врага; и это улучшение. До сих пор, Россия и русские для Запада были чем-то куда меньшим и худшим, чем враг.

Враг — человек, и признавать кого-то врагом — признавать его онтологически равным себе. Но мы находимся в искусственной когнитивной тени Запада. Мы — даже не фигура умолчания, а заглушка; что-то неинтересное, неприличное, отвратительное. Те немногие факты и фактоиды, которые о нас положено знать, старательно подобраны именно так, чтобы отбить любой дальнейший интерес.

Недавние изменения в западной массовой культуре — в особенности, нелепые обвинения России во вмешательстве в чужие выборы и отравлениях — парадоксальным образом, повышают статус России. Нам это, скорее, выгодно, ибо с врагом приходится считаться и даже договариваться, а ненужное постыдное нечто можно только поскорее прибрать и забыть. Расчеловеченные ранее, мы начинаем переочеловечиваться.

Почему же так произошло? Может быть, органы провели успешные спецоперации. Может быть, у Людей появились виды на Россию против других Людей. А может быть, поддерживать ситуацию искусственной когнитивной тени, подразумевающий когнитивный диссонанс, расчеловечивая очевидных людей, слишком тяжело и шизофреногенно; вот ситуацию и упустили. Зато какие-нибудь старенькие генералы тихо всплакнули от счастья: Russia is back.

March 2015

Немецкий порядок

Многие пишут, что гитлеровская Германия была не царством порядка, а коррумпированным бардаком. Миф же о немецком порядке и эффективности создан противниками Германии, включая Советский Союз, в своих видах.

С одной стороны, оно так. А с другой — нет. Бардак-то он бардак, но когда читаешь о Германии, становится понятно, что организован этот бардак был очень профессионально. Так профессионально, что нам любителям и мечтать не приходится. На верхнем уровне бардак, но состоящий из подсистем неземного совершенства. Как свинарник, кое-как построенный из огнеупорного кирпича.

То же впечатление возникает, когда читаешь об организации американцев, только там и на верхнем уровне бардака нет. А у англичан организация, вообще, совершенная: её как бы нет, но работает, как если бы была. Просто есть чудаковатые джентльмены, обменивающиеся идеями, и дело идёт. Идеальная машина по Альтшуллеру — отсутствующая, но работающая.