October 14th, 2018

March 2015

Творчество мёртвых

Мы уже знакомы с посмертным творчеством Дж.Р.Р. Толкиена и Франка Герберта.

Не исключено и посмертное появление работ Стивена Хокинга.

Тем более, что Стивен Хокинг был британским Николя Бурбаки, ЕВПОЧЯ (P.S. Послушал очередного Галковского, так он то же самое говорит).

Раз уж пошла такая пьянка, то и Толкиен был английским Лённротом и Лонгфелло. Или, точнее, они были финскими и оджибвейскими Толкиенами.

Вдохновлено этим.
March 2015

Не знаешь, за чей счёт банкет, — он за твой

Всякий раз, когда в процессе тыкания в лицо русским чужими достижениями всплывает вопрос «А какие колонии у Швеции, Дании и других европейских государств, живущих лучше России?» (вот пример; кстати, особенно одарённые персонажи иногда задают вопрос «А какие колонии ограбили Нидерланды и Бельгия, что живут так хорошо?»), правильный ответ один: их колония — Россия.

Эту максиму можно обобщить в двух направлениях:
  1. Когда тебе рассказывают историю успеха, только ты из неё никак не можешь понять, откуда взялись деньги, в чём конкретно было конкурентное преимущество героя истории, а веря, что он светлый и солнечный человек, ты не понимаешь, как он эти качества монетизировал, значит успех был оплачен из твоего кармана.
  2. Всё, что в мире есть хорошего, или украдено у русских, или сделано на украденные у русских деньги.


March 2015

Тоннель от Бомбея до Лондона

Важнейшей причиной того, что в перестроечные годы сталинские репрессии приобрели такую мрачную репутацию (они её заслуживали, но по другим причинам), была их кажущаяся издевательская абсурдность. Это впечатление было вызвано тем, что мы воспринимали их через призму эпохи Застоя.

Советской власти за свои последние двадцать лет удалось создать в народе ощущение своей вечности и неизменности, распространяющейся и в будущее, и в прошлое. Людям казалось, что ничего не происходит, не будет происходить, и никогда не происходило. Власть достигла этого изоляцией советского народа и в пространстве, и во времени.

В результате, сталинскую эпоху люди воспринимали как брежневскую, но с определёными поправками: всех расстреливали, а в магазинах всё было. В таком контексте обвинения в шпионаже на Польшу или Японию сразу казались фантастическими, а репрессии — заведомым безумием или издевательством над здравым смыслом.

А на самом деле, сталинская эпоха была больше похожа на современную, чем на брежневскую. А сейчас возможность наличия множества шпионов, врагов и вредителей ведь уже не кажется бредовой?

И кстати, чтобы два раза не вставать, помните абсурдные и высмеиваемые в годы Перестройки пункты советских анкет о национальности, пребывании на оккупированных территориях и родственниках за границей? Теперь ведь смысл в них виден? Учитывая, скажем, существование Украины и необходимость как-то решать этот вопрос?