May 7th, 2021

March 2015

Воны ж диты

ОБВИНЯЕМЫЙ: Я не понимаю. Дети не могут совершать преступлений…

Бр. Стругацкие. «Обитаемый остров»
Защитник Максима Каммерера предпочёл истолковать его замечание как признак наивности, выражающейся в идеализации детей.

Между тем, причиной его высказывания могло быть юридическое невежество: Максим не знал уголовного права Страны Отцов и предполагал, что оно совпадает с известным ему по Земле, современной ему или прошлой.

Есть два способа устранить детскую преступность. «Дети не могут совершать преступлений» — это юридическое утверждение, которое может следовать из определения преступления или дитя.

Первая возможность реализована сейчас. Субъектом любого преступления может быть только лицо, достигшее определённого возраста, обычно, зависящего от тяжести преступления, но немаленького. Деяния его не достигшего преступлением не являются. Вполне разумно считать именно этот возраст концом детства, из чего и будет следовать максима Максима.

Вторая возможность — это автоматическое совершеннолетие преступника: т.е., любой человек, способный на преступное деяние и доказавший это делом, в силу самого деяния считается взрослым.

Первый вариант по нраву абстрактным гуманистам с вооружённой охраной. Второй — тем, кто на самом деле хотел бы решить проблему преступности, в том числе, детской.