?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Некоторые мысли об МММ
March 2015
alex_mashin
  • МММ-2011, говорят, открыто предупреждало участников о том, что является пирамидой, чтобы никто не мог отговариваться незнанием. Вкладчики, понятно, надеялись успеть вовремя вывести деньги, принесённые лохами со следующего уровня. Из этого следует, что они должны проходить как соучастники, а не потерпевшие.
  • У многих вкладчиков первого МММ было оправдание — им сообщали, что их деньги вкладывались в реальные доходные активы. Это были лохи первого порядка. В МММ-2011 были только лохи второго порядка, одержимые не только жадностью, но и гордыней, и надеявшиеся перехитрить жуликов.
  • В особенно патологических текстах об МММ, несмотря на то, что они выражают разочарование, помимо единственной вещи, которую нужно знать об МММ, — что это финансовая пирамида, — приводится гора ненужных подробностей, которыми пытаются объяснить крах. Их читаешь с недоумением, переходящим в раздражение. Но потом приходит понимание. Автору нужно отмежеваться от рухнувшей пирамиды, он локализует провал, но саму идею он дискредитировать не хочет, надеясь заработать на ней в будущем. Так он проявляет своего рода дискурсивную ответственность. Да, бывает так, что лишняя информация, хотя бы правдивая, не только бесполезна, но и вредна, уменьшая вероятность принятия правильного решения.
  • Несколько тысяч вкладчиков МММ участвовало в попытке вмешаться в недавнее голосование в КС оппозиции. Зачем это было нужно Мавроди? Вероятно, проплатили. Зачем это было нужно вкладчикам? Одни служили злу подневольно, в тщетной надежде получить свои деньги назад, другие — сознательные адепты зла, для которых оно является конкурентной стратегией, — возможно, не первое поколение. Да, рядом с нами живут слуги зла не только вследствие инфантильного эгоизма («как один»), иррациональных разрушительных и садистских побуждений или коррупции, но и осознанные и организованные.
  • Это же событие показывает, что глобальное мошенничество опасно не только для его жертв. Оно порождает организованную, отчаянную, чуждую морали, угрожающую всему вокруг силу, которую мошенники могут направить против чего захотят. Хочешь преданных сторонников — ограбь дураков и примани их надеждой получить украденное назад.
  • В связи с МММ, в голову может прийти такая мысль: лох должен платить за то, что он лох, это будет содействовать естественному отбору. К сожалению, определение лоха в Вашей голове может не совпасть с тем, которым пользуется их стригущий. Вы думаете, что лох — тот, кто участвует в финансовой пирамиде, а он — что также и тот, кто покупает ценные бумаги, а не захватывает собственность рейдом, кто ищет работу или жильё через агенство, а не по знакомству, кто приходит на рынок и надеется так вот взять и купить вещь, стоящую уплаченных денег. Первым мошенник продаёт ничего не стоящие акции, вторым — устаревшие базы данных, третьим — другие виды фуфла. Мошенники, движимые внутренней конкуренцией и жадностью, никогда сами не остановятся на границах заведомо мошеннических рынков, вроде финансовых пирамид. Они проникнут и на другие, погубив их.
  • Апологеты первого МММ приписывали его падение действиям властей («а так всем всё бы выплатили»), а второго — публикациям в прессе («всем всё платится!»). В определённом смысле это верно: хотя структуры были обречены, они не сошли тихо на нет, но были прикончены неким coup de grace. Это, вообще, распространённая прямая причина гибели нежизнеспособного: вспомним Второй Рейх и СССР. Смертельно больного нередко губит не сама болезнь, а поставленный, наконец, правильный диагноз: его добивают или враги или собственные усилия по спасению, в принципе, разумные, но исчерпывающие ресурсы, на которых можно было бы протянуть ещё немного. Это позволяет болтать потом об «ударе ножом в спину» или «преступной некомпетентности».