?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Две формы социалистического геноцида
2012 en face
alex_mashin
Одна из оценок числа жертв коммунистического геноцида в России к середине 1950-ых годов, относительно консервативная, — 20 миллионов человек. По отношению к наличному населению на 1955 год плюс потери от геноцида это чуть меньше десяти процентов. Таков был «русский социализм» — то есть, социализм для русских.

Шведам, говорят, достался социализм получше, социализм цивилизованный, европейский, который и теперь кое-кто готов считать примером будущему русскому национальному государству. По состоянию на 2010 год, за рубежом родились 14,3% населения Швеции. Иммигрантов во втором или более поколении эта цифра не включает.

Суть дела в том, что десять процентов инородцев и десять процентов убитых — одно и то же. Это просто два разных способа геноцида. Результат один — десятая часть народа уничтожена, а места мёртвых заняты другими.

Шведы были истреблены средствами более прикровенными, как это принято в Европе, убиты ещё до рождения. Русских убивали пулями и голодом. Почему такая разница? Возможно, геноцид русских принял острые формы именно потому, что русские оказали ожесточённое сопротивление. Шведы поддались и были умерщвлены менее болезненным способом. Это как смерть в газовой камере: чем дольше пытаешься задержать дыхание, тем мучительнее умираешь.

  • 1
Всё так. Но о судьбах народов сейчас не принято печалиться. Преступлением в наше время считается только то, что отвечает формуле "может ли это нанести вред мне лично". Есть небольшие исключения (торговля наркотиками, например) но дело идёт к тому, что и их отменят вскорости.

Утверждение "геноцида" самостоятельной сущностью в процессе осмысления прошлого - уменьшает затраты на кондиционирование популяции, но ущербно для формулирования адаптивной стратегии для неё.

Да почему же. Усвоив мысль о геноциде, люди смогут по-настоящему усвоить и максиму «Больше никогда» со следующими из неё практическими выводами. Это адаптация, хоть и не превентивная.

"Больше никогда" как основа обезвреживания и/или запрета практических средств осуществления геноцида вовсе не требует признания его самостоятельной сущностью и прочего написания с большой буквы.

При этом такое признание обесценивает осмысление

а) причин геноцида,
б) мотиваций его акторов,
в) действительных (т.е. обладающих конкретным, наблюдаемым последействием) потерь от него.

Перечисленное с точки зрения императива "никогда снова" - интересно и интересно весьма; замена осмысления перечисленного лубком ведёт к потере этого интереса и уязвимости популяции в будущем к "такому же, но с перламутровыми пуговицами", то есть геноциду, осуществляемому иными средствами.

В нашем положении, недостающий ресурс — не понимание, а устойчивая мотивация, основанная на чувствовании цены вопроса. Она требуется от большинства, в то время, как понимание — от немногих, которые, кстати, могут быть даже не замотивированны.

Устойчивая мотивация большинства без понимания её причин и нюансов, имхо, слишком близка к понятию "массовая одержимость".

Edited at 2014-01-26 06:22 (UTC)

Для масс, если хочешь чего-то добиться, это и есть нужное состояние. Причины и нюансы должны понимать те, кто массы будет направлять.

  • 1