Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Лоховедение
March 2015
alex_mashin
По ссылкам Белояра и Романа Душкина прочитал книгу Егора Белогородского «Прикладное лоховедение».

Думаю, я тоже могу рекомендовать её для чтения, но должен сопроводить рекомендацию нижеследующими оговорками.

Книга написана правильным, хоть и не свободным от жаргона, языком, и содержит всестороннее, реалистичное и проницательное описание определённого типа людей, которых автор называет лохами.

К сожалению, как это часто бывает, всестороннесть дошла до степени, подрывающей сам смысл книги. Автор написал двадцать шесть глав, описывающих лохов, но пожалел пары абзацев, где бы указывалось, кого лохами точно назвать нельзя (т.е. «крутых»). Он подробно описал явление, но не провёл его границ.

Автор постарался не оставить лазеек: никакие наивные хитрости, которыми лохи могли бы убедить себя и других, в том, что они не лохи, не ускользнули от него: все возможные уловки лохов разоблачены. Лох может иметь айфон, или не иметь, смотреть телевизор или не смотреть, разговаривать о политике, или игнорировать её, знать английский язык или нет, быть или не быть профессионалом, быть интеллигентом или быдлом, считать себя лохом или крутым, одобрять книгу «Прикладное лоховедение» или нет, быть её читателем или автором — всё бесполезно. Всякое действие и бездействие (в особенности, любые возможные рецензии на книгу) предусмотрено, взвешено и найдено лёгким, обусловленным природой лоха.

Только большим начальником лох не бывает, хотя маленьким — вполне. Автор пишет, что лоховство — ущербность, исключающая жизненный успех, но беда в том, что всякое видимое проявление этого успеха, по логике книги (и, что интересно, лохов), можно объявить лоховской хитростью или брошенным из последних сил понтом, или не достающим до высоких стандартов настоящих крутых.

По Белогородскому, нет никакого поведения, которое бы исключало отнесение человека к лохам. Автор считает, что лоховство врождённо и пожизненно, а такое поведение было бы возможностью перестать быть лохом. Такая предусмотрительность автора сделала большую часть книги нерелевантной, описывающей признаки, которыми лох может обладать, а может и нет. Разве что, можно надеяться, что миллиардер или министр уж точно не лох, но для того, чтобы это сказать, не нужно было целой книги. Вообще, аксиома о том, что описываемую в книге моральную проблему решить невозможно, подрывает сам смысл написания книги. Когда пишешь, надо предполагать, что у читателя есть свободная воля.

Но неужели такая занимательная книга бесполезна? Не вполне. Обычно, книги о нравах манипулятивны. Они ставят целью изменить поведение читателей желательным автору образом. «Прикладное лоховедение» могло бы оставить читателям выход из лохов, например, намекнув, что тот, кто её купил, уже не лох. Но книга учит не этому. Она рассказывает не как не быть лохом, даже не как выявить лоха, а как обосновать, что любой — лох. Это умение, востребованное в преступном мире, «мораль» которого основана на утверждении изначальной ущербности назначенного в жертвы, но я не понимаю, зачем оно порядочному человеку. В особенности странно видеть, как человек, судя по тексту, разделяющий повестку националистов, подводит логическую базу под уголовные понятия.

Сверхширокое и закольцованное определение лоха — не новшество автора. Как я написал выше, оно уже используется блатным и приблатнённым миром. Есть ещё пара столь же удобно растяжимых понятий, при желании, применимых к кому угодно: вата и мудак. Как «мудак», в действительности, значит «тот, кого я хочу оскорбить», а «вата» — «те, кого я хочу убить», так и «лох» значит «тот, кого я хочу ограбить».

Все три понятия — не вполне симулякры, в их основах лежат определённые действительно существующие явления. Без этого, понятия невозможно было бы использовать. Одно из них автор достаточно полно описал. Беда в том, что слишком полно. Если бы автор поменьше заботился о том, как бы никого и ничего не упустить, предвосхитив любое возражение, если бы исходил из постулата о свободе воли читателей, его книгу можно было бы посоветовать как полезное и назидательное чтение без оговорок.

  • 1
Добрый день, Александр.

Спасибо за хорошую рецензию. Приятно читать изложенное ясным, академическим языком. Сегодня опубликую на сайте проекта.

Мне из Вашей рецензии видно, что главный замысел книги Вы поняли не так, как имел в виду автор. По-моему, очень похожим маршрутом завернула читательская мысль у Владимира Романовского, который написал самую первую рецензию.

Рискну предположить, что с вами обоими это произошло потому, что вы сразу решили, что про лохов знаете и так достаточно сами. Далее следили за развитием авторской мысли, приняли его заключения и критерии, но трактовку определения жёстко оставили свою первоначальную. Отсюда и довольно мрачное итоговое восприятие моего писания. У Вас - про уголовников, у Владимира - фактически тоже, лишь немного другими словами.

Мне уже доводилось читать Ваши тексты раньше. Я из них тогда сделал вывод, что Вы человек умный и рассудительный (это и из Вашей рецензии, кстати, видно). Вне всякого сомнения, Вы можете постигнуть авторский замысел моего произведения сами, без объяснений и посторонней помощи. Может быть, только вот этой подсказки Вам и не хватало?

С уважением,
Егор

Вы написали опасную книгу. Думаю, найдутся люди, которые покончат с собой после неё.

М.Б.ЗДЕСЬ НЕУДАЧА В ВЫБОРЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ?

Я просмотрел содержание, первую страницу и начало главы "Лох атакует", поэтому наверняка о книге судить не могу, но мне сразу показалось не очень удачным (и благозвучным) определение объекта исследования как "лоха". Вы верно заметили, что это уголовный "термин", обозначающий на жаргоне ("по-фене") того, кто сейчас именуется "терпилой", что сразу комкает главный посыл автора, переводя (м.б. невольно) ядро его смыслов с лица априорно бесчестного на человека, которому нанесли бесчестье - а это совсем разные вещи. Вот, собственно, я и назвал суть своего впечатления от страниц книги: мне показалось, что автора интересует обыватель, "маленький человек", заурядность, но поскольку такие люди составляют большинство иных народов, тут же возникает вопрос: а в праве ли кто-то судить народ в его массовом теле, наверняка, придираясь к мелочам пороков характера? - видимо, нет и казалось бы автор д.б. изначально не прав. Однако, если допустить, что интересы автора лежали в раскрытии некоего априорного и недопустимого порока, носителем которого оказывалась масса "маленьких людей", то всё становится на свои места при условии, что автор бичует отсутствие чувства чести как норму таких людей. Если бесчестье оказывается не только лакуной духа - что уже должно выявлять человека незрелого и примитивизирующего в его социальной практике, но б.т., если бесчестье устанавливается как определённый норматив, (скорее невольно - формированием в среде опред. типа), то здесь уже место осознанному поведению в духе персонажей маркиза де Сада и босховским рожам. Но можно ли так говорить о Русском Народе?! Если вспомнить Ваши слова о "красном терроре, который испортил народ" и оглянуться вокруг ещё раз, то широкое обобщение автора может оказаться ужасной правдой. (Вдогонку к Вашему мнению о -красном терроре-, я, напр., считаю, что с 90-х годов нынешний режим ведёт "мальтузианский геноцид" Русского Народа, (т.е. по рецептам г-на Мальтуса), а разнуздание пороков не может не сказаться на качестве формируемого в такой обстановке человечества). Вообще, посыл книги м.б. продиктован апассионарным* распадом русского общества, который автор мог почувствовать как явление в целом, м.б. и не зная о теории этногенеза* или не вникая в общественные интенции**, ведущие к такой деградации - описывая чудовищное явление массового бесчестья и убеждённого личного ничтожества чисто эмпирически.
Замечу, что вижу разницу между простым человеком, честн`ым людом и "маленьким человеком" (в массе - охлосом) даже в чеховском прочтении, т.е. тем, кто притязает на право (!) априорного прощения его грешков - ясно, что получив его раз, он получает не индульгенцию на прошлое, а просто разрешение на грешки - дальнейшее ведёт то ли к -красному террору-, то ли к обществу, описанному г-ом Белогородским, то ли ещё к чему поганому. При этом всеобщая готовность смириться с этим, отсутствие борьбы, вакуум вожаков и идей протеста подводит к биологическому прочтению такого состояния общества как апассионарного, что сразу объясняет и неспособность к борьбе, и нежелание её - после этого сам "мальтузианский геноцид" оказывается не столько внешним насилием Зла по отношению к соц. организму, сколько естественной деградацией - по типу прогрессирующей дистрофии, онкологии, геронтологического истощения. Если верить Гумилёву, то это не лечится; если не верить, то... ...пока лишь приходиться ждать того, кто ещё только докажет, что не верит.
* По Гумилёву. (Я весьма фассинирован его теорией этногенеза - пусть незавершённой и только намеченной; евразийство в квази-историографическом прочтении Гумилёва я совершенно не разделяю).
** Т.е. не в больших масштабах рассмотрения, не в рамках этногенеза, а значит более биологически, а ситуативно, рассматривая соц. систему, направляющую к такому поведению.

Edited at 2015-05-02 18:39 (UTC)

В интернете - у Белогородского - написано неправильно.

НЕ НАПИСАНА ЛИ ЭТА КНИГА САМИМ ЛОХОМ?..
Я выступил со своим мнением, загодя рассчитывая на что-то серьёзное и состоятельное, несколько передоверившись Вашей ссылке, (а Вашему вкусу я, в общем, доверяю). Но фактически я разочарован, текст оказался мизантропическим нытьём персоны, не могущей пережить нормальность заурядности человеческой судьбы - отдаёт незрелым эксцессом молодости, вообоще тон взят "подростково-старшеклассный". Я дочитал до 2-й главы и понимаю теперь, что меня теперь ждут "доказательства" первоначального авторского посыла, надёрганные отовсюду трюизмы пошлости или промозглости быта, которые составляют фон жизни даже для Господина.
Оскорбителен и жалок, критерий разделения качественного и некачественного в людях по возможности "оставить след во времени" очевидный только для школьника, ещё не отошедшего перед страхом / восхищением перед учителем истории смешанным с разбавленной танатофобией юности. Много ли скажут имена Фарнака или Эпаминонда автору книги? - но Герострата он уж точно знает...
Автор пишет с позиции Паяца, паразита социальных пороков, уродливую "правду" которых он умеет убедительно передразнить, представив себя иным с помощью сценического отчуждения, но результатом его сатиры станет только всеобщее отчуждение и бессильный яд слепого недовольства. Господа - истинные люди - знают свой народ, его пороки или даже грехи являются Задачей для них, решение которой и является путём становления Господина, а при удаче и окружающих его людей, иногда даже общества (здесь только открывается взможность того самого "следа во времени").
След во времени.
Это успех как лох вопит мне автор!
Люди, давшие мне ночлег и еды, когда я нуждался - вот они оставили след во времени. Ответом станет, конечно, "в твоём времени", разумеется, а разве есть чьё-то ещё? История? - Наполеон или Мальтус оставят в ней след, только если я захочу признать это: каждый след в истории значим только его интерпретацией, т.е. его актуальным прочтением в настоящем. То, что случилось и приобрело известность помимо моей воли само по себе не значимо - динозавры в этом случае вообще сильно наследили, если же вернуться к людям, то много ли значат для автора Кулибин или Фёдоров? "Изобрёл / напечатал" и всё? - и этим исчерпано значение этих людей в истории, ведь в остальном они были только людьми)? Этим в глазах автора "оправданы их судьбы"?! - которые они не ставили на аукцион ни для потомков, ни для современников!
Муравьи.
Они населяют Землю уже 400 млн. лет, а гоминиды пока только около 4 млн., так что даже если люди передавят всех муравьёв, им придётся прожить в 100 раз дольше всей их истории, чтобы доказать, что люди имеют такое же значимое место в биосфере. Если же речь шла о человеческом разуме и задаваемыми им смыслами, то муравьям он просто не нужны - они и так имеют свои города, иерархию, расы и виды. Кстати, то, что муравьи не могут уничтожать человека и не умеют облить его презрением я не считаю априорным недостатком муравьёв, да и обратное достоинством человека. Вообще споры о первенстве в биосфере дело скользкое...
Фон.
Инертная масса м.б. названа фоном только условно, чаще оппозиционно-политически, в реальной жизни масса обывателей является континентальным базальтом, от влияния со стороны которого зависит общественная жизнь, а во влиянии на который познаются те, кто "оставляет след".
.........................
Я, конечно, дочитаю до конца, чтобы посмотреть на бичевание пошлости, которое всегда заслуженно, но которое автор ошибочно считает сведением счётов с человечеством, (при чём, кажется, окончательным).

Edited at 2015-05-02 22:14 (UTC)

Re: В интернете - у Белогородского - написано неправильн

Обсуждая лохов, сам попадаешь под подозрение в лоховстве. Такая уж тема закольцованная.

И да, целеполагание автора несовершенно, что обусловленно убеждением в неизбывности ущербности лохов.

Посмотрел и книжку.

(Анонимно)
Автор сладострастно е**т мозги читателю. Испытывает извращённое наслаждение. В этой связи невозможно не упомянуть слово "комплекс", в данном случае комплекс неполноценности. Книжка для читателя не полезна. Да и для автора, скорее всего, тоже.

Никаких "природных лохов" не существует, всё гораздо сложнее. Во-первых успех человека зависит от множества разных факторов, одни и те же человеческие качества в одних случаях ведут к успеху, а в других даже гибельны. Во-вторых и меряют успех разные люди по-разному, кто-то деньгами, кто-то авторитетом среди какой-то группы, кто-то ещё чем-то.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account