Александр Машин (alex_mashin) wrote,
Александр Машин
alex_mashin

Category:

Чучхе

Тот, кто хочет построить передовое общество, должен сознавать, что в ойкумене оно может быть только одно. Иначе говоря, прогресс и всё хорошее — ограниченный ресурс и в ойкумене единственный.

«Передовое общество» здесь — термин абсолютный, а не относительный, означающий общество, достигшее некоего желаемого уровня порядка, благосостояния и свободы.

«Ойкумена» — область пространства, достаточно связная, чтобы позволить свободное перемещение людей и инвестиций.

Причина эффекта — то, что людям, которые хотят и могут участвовать в построении передового государства, проще переехать в уже существующее, чем строить у себя. Чем больше людей переехало, тем тяжелее остающимся; здесь положительная обратная связь.

Деньги также выгоднее вкладывать в передовые отрасли в передовом обществе, а не в передовом — только в рабовладение и тому подобное. И ушедшая инвестиция во что-нибудь передовое там и пришедшая во что-нибудь отсталое здесь только увеличивают разрыв.

У возникающей проблемы только два решения: или, собрав все силы, уничтожить передовое общество, сделав его менее пригодным для жизни, чем своё, или разделить ойкумену.

Эта запись о втором пути: отгородиться от опередившего железным занавесом — выделиться в отдельную ойкумену.

Железный занавес как таковой — слишком примитивное решение для реальной жизни, но это один из примеров вещей, которые существовать не могут, но имеют значение в науке, вроде абсолютного нуля, недостижимого, но важного термодинамике.

Железный занавес лучше строить в мозгах: как ценных людей, снижая их мобильность, так и не твоего передового общества, вынуждая его отторгать уехавших от тебя.

Можно заставить всех сколько-нибудь важных людей у себя публично предаваться каннибализму или жертвовать детей Ктулху. Можно подсылать много шпионов и диверсантов среди эмигрантов, и распускать слухи о ещё большем количестве. Как-то так.

Далее, утечка мозгов и денег — один из примеров опасностей, следующих из связности как таковой. Другие примеры — эпидемии, серая слизь, терроризм, миграция расово и культурно нежелательного элемента. Надо отчётливо понимать, что спастись от таких опасностей можно только снизив связность. Карантин — это снижение связности, и асептика — тоже снижение связности.

Связность выгодна не всем обитателям связного пространства, а только самым опасным или передовым. Связность делает сильного или опасного ещё сильнее или опаснее: «… кто имеет, тому дано будет и приумножится, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет» (Мф. 13:12).

С другой стороны, прогресс — такая вещь, которой можно владеть только монопольно, как переходящим кубком. Среди вещей, ценность которых возрастает с редкостью (не все таковы, есть такие, которые тем ценнее, чем распространённее), прогресс — самая такая.
Tags: Психоистория
Subscribe

  • Против Южного мифа

    В ЖЖ опубликована запись, сильно перекликающаяся с  моей заметкой в «АПН» о мифологии конфедератов.

  • Так вот кем был Чебурашка!

    Принц Филипп, не достигший ещё годовалого возраста, находился во долгого время путешествия в стеснённых условиях, поскольку кроваткой ему служила…

  • Дружба между Яном и Цзо

    По  наводке прочитал историю Цзо Ботао и Яна Цзяоая. На месте чуского вана я бы дал Яну титул, но ни к каким делам его не допускал, а его десять…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

  • Против Южного мифа

    В ЖЖ опубликована запись, сильно перекликающаяся с  моей заметкой в «АПН» о мифологии конфедератов.

  • Так вот кем был Чебурашка!

    Принц Филипп, не достигший ещё годовалого возраста, находился во долгого время путешествия в стеснённых условиях, поскольку кроваткой ему служила…

  • Дружба между Яном и Цзо

    По  наводке прочитал историю Цзо Ботао и Яна Цзяоая. На месте чуского вана я бы дал Яну титул, но ни к каким делам его не допускал, а его десять…