Александр Машин (alex_mashin) wrote,
Александр Машин
alex_mashin

Categories:
  • Music:

Главный вопрос

Есть три обсуждаемых в России политических вопроса, имеющих нечто общее между собой. Эти вопросы — дело Ульмана, полномочия присяжных и право на ношение оружия. Общий у них способ разрешения. Многим он покажется неожиданным.

Обсуждая такие «горячие» вопросы, люди сразу сбиваются на спор о том, как будет лучше. Между тем, польза, личная или общественная, от разных способов решения этих вопросов  — дело второстепенное. Есть нечто более важное, что следует выяснить в первую очередь. Это — как отразится то или иное решение проблемы на вашей свободе и власти. Если власть и свобода (это одно и то же) от первого способа решения проблемы возрастут, а от второго пострадают, то следует предпочесть первое решение, а обсуждать полезность или вредность альтернатив не имеет смысла. Свобода важнее пользы. Не имея свободы, вы и пользой воспользоваться не сможете: она достанется тому, кто отобрал у вас свободу и власть. Нормальный, свободный человек не отдаёт никому власть над собой, хотя бы и знал, что сам не сумеет ею хорошо распорядиться.

Поясню на примере дел, перечисленных выше.

Если мне придётся быть присяжным в деле спецназовцев, убивших моего соотечественника для того, чтобы сохранить в тайне какую-то операцию, я постараюсь, чтобы они получили самое суровое наказание, даже если меня убедят в огромной важности операции и в необходимости тайны. Независимо от того, убили ли чеченцев или русских, независимо от того, оказались ли на скамье подсудимых все ответственные за это командиры. Ибо нефиг. Я не признаю права спецназовцев убивать себя, даже если очень надо. Спецназ и тайные операции существует для меня, а не я для них.

С другой стороны, я не поддерживаю никакие меры, ограничивающие власть судов присяжных, особенно в вопросах оправдания. Даже если судьи и прокуроры будут честны и компетентны, и сколько бы мне ни рассказывали о присяжных, оправдывающих заведомых преступников. Это опять вопрос о власти: я не хочу делиться ею с судейскими.

По той же причине, я, если это окажется в моей власти, буду способствовать получению возможности иметь и носить оружие. Дело даже не в том, что это моё право — естественное, если не конституционное (обсуждать это в терминах права — значит неявно предполагать наличие авторитета, ведущего список прав, и его власть над собой). Дело в том, что ограничения на владение оружием, само обсуждение того, могу ли я владеть оружием, — покушение на мою свободу. Как свободное владение оружием отразится на уровне преступности и несчастных случаев, вообще не имеет значения.

Тем, кто ценит свою свободу, не стоит даже втягиваться в обсуждение полезности или бесполезности её возможного ограничения. Уже это уступка, вне зависимости от исхода обсуждения.

Tags: Мысли
Subscribe

  • Памятник на Лубянке

    Что, Мавзолей поистрепался, решили памятником Дзержинскому народу по ушам поездить?

  • Геленджикский дворец

    Это Мицгол себе домик строит. Отделку закончит вместе с векторным гипертекстовым фидонетом, который всё нужнее.

  • Конец близко-3

    Московская организация КПРФ поддержала мятежников. Похоже, это, действительно, конец.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments