Александр Машин (alex_mashin) wrote,
Александр Машин
alex_mashin

Categories:

История успеха

Выдержки из истории успеха основателя компании «Параграф» Степана Пачикова — поучительной истории о том, как случайности и вера в лучшее могут радикально изменить жизнь и по сути предопределить судьбу:
Пачиков будучи студентом написал на стене лозунг «Чехию — чехам» после ввода советских войск в Чехословакию. За что сначала его вышибли из Новосибирского университета, а потом чуть не вышибли из Тбилисского. И только случайное вмешательство влиятельного знакомого позволило ему получить диплом и начать научную карьеру.
… давали возможность официально покупать в совхозе его продукцию — томаты и шампиньоны.

На сером рынке продуктового бартера томаты и шампиньоны считались ликвидным товаром.
Возобновить научную карьеру Пачикову удалось только через пять лет. Степан получил должность старшего научного сотрудника в консультативной группе при президенте Академии Наук…
Помимо кройки и шитья кимоно, Степан занимался и еще более сомнительной с точки зрения советской власти деятельностью — через знакомого переводчика издательства «Прогресс» покупал на Западе запрещенную в СССР литературу и распространял ее среди друзей и знакомых.
…в общежитии его издательства открылась перспективная вакансия. Степан ухватился за эту возможность не раздумывая — и с радостью променял шитье кимоно на просиживание штанов.

Работая вахтером, можно было получать деньги, ничего не делая. Кроме того, общежитие, строго говоря, было не общежитием, а многоквартирным домом, только необычным — жили в нем преимущественно иностранные сотрудники «Прогресса».
Не веря в легенду о сотруднике Академии Наук, некоторые жители дома считали, что на самом деле Пачиков — офицер КГБ, которого отрядили присматривать за постояльцами.
Я, знаете ли, тоже не верю. Вахтёры и дворники служили осведомителями полиции с царских времён. А работа, на которой можно тереться около иностранцев, в СССР была сверхпривилегией, уступающей только праву свободно выезжать в капиталистические страны. Это была разница между процветанием и ничтожеством, что Пачиков своим примером и доказал: он завёл в доме, который сторожил, полезные знакомства среди иностранцев, с помощью которых ввозил в закрытую страну вычислительную технику (которой не то, что бы совсем не было в продаже, но она стоила совершенно чудовищных денег) и специальную литературу. Даже с точки зрения знаний и навыков это большая, решающая фора: как работать в позднесоветском ВЦ, когда простой калькулятор стоил месячную зарплату инженера, — только умножьте это на десять. Без ведома КГБ туда бы и на пушечный выстрел не подпустили.

Ещё несколько вишенок на торте:
его включили в рабочую группу, которая под руководством вице-президента Академии занималась разработкой концепции компьютеризации советских школ.

Дальше разговоров у группы дело не пошло, но Степан хорошо себя зарекомендовал.
И когда у Велихова возникла идея организации первого в СССР компьютерного клуба, он сразу подумал о Пачикове.
Степан показал голландцу, как надо покупать колбасу и чай, заходя в магазин с черного хода, потому что на прилавках ни колбасы, ни чая не было.
А мужики и не знали: достать дефицит, оказывается, было вопросом знания.

Не надо быть Галковским, чтобы понять: после чехословацкой эскапады Пачиков был завербован КГБ — или спасён покровителем, более влиятельным, чем КГБ, что, в общем, одно и то же. Он перемещался с одного блатного места на другое, участвовал в распространении контрабандной литературы, издавал самиздат, барыжил дефицитом. Простой человек за любое из этих занятий, даже за шитьё кимоно, поплатился бы лагерем, из которого вышел бы только в девяностые годы, но не Пачиков. Наконец, он напал на золотую жилу в общежитии с иностранцами.

Надо отдать ему должное: он капитализировал службу у чекистов куда эффективнее и чище нынешних отжимателей бизнесов из ФСБ, чего не смог бы сделать без таланта и образования.

А теперь он поддался честолюбию: захотел прочесть о себе книгу, решив, видимо, что все, кто мог бы понять истинный смысл написанного, уже умерли.

Или же он просто очень талантливый человек, а я просто завидую.
Tags: ИТ, История
Subscribe

  • Национал-демократия

    Они думают, у них все плохо, потому что у власти Рван Контекс. Эх, бедняги вы, бедняги. Совсем наоборот — это Рван Контекс у власти, потому что у…

  • Round 'em up

    Вообразите, что вы член правящей элиты некоего высокоразвитого государства; желательно англосаксонского происхождения — насколько человек может…

  • Специализация

    Размышляя о грядущих покаянных зонах, я вспоминал о том, как американцы поступили с Таиландом, имевшим неосторожность быть союзником Японии. Они…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments